Category: общество

гленн гульд. избранное. т.2. Критики.

Критики

«Я советую вашим обозревателям быть более осмотрительными и более разумными, — писал некий молодой немецкий композитор главному редактору одного венского музыкального журнала, в котором раскритиковали его сочинения, поскольку многих композиторов молодого поколения, которых, возможно, ждет большое будущее, подобная критика может напугать». Автором письма был Людвиг ван Бетховен, и его слова отражают взгляды многих артистов на враждебно настроенных критиков.
Критик в роли эстетического арбитра, как мне представляется, не наделен никакой подлинной социальной функцией, у него нет никаких обоснованных критериев для своих субъективных суждений, и несмотря на попытки доказать обратное, на самом деле не существует ни одного весомого доказательства, свидетельствующего в его пользу.В зависимости от природы того общества, которому он служит, пожалуй, можно было бы найти аргументы в его защиту лишь в той мере, в какой он является пропагандистом, — если позаимствовать у Жака Эллюля расширительный смысл этого термина.

Было бы проще говорить об этом, определив роль критика иначе — как человека, стоящего на защите потребительских прав слушателя. Конечно, вполне возможно, используя научные методики, выявить остроту интонации у Натана Мильштейна, ритмическую точность пассажей у Алексиса Вайсенберга, частоту появления квартсекстаккордов у Рихарда Штрауса. Однако следует помнить, что сегодня с помощью компьютерных технологий можно путем внедрения элементов не то что неверных, но связанных с исполнительской свободой, смоделировать любую неточность, любую неровность, любую диспропорцию, и что, следовательно, те категоричные выводы, которые делаются критиками относительно игры Мильштейна, Вайсенберга или Рихарда Штрауса, на самом деле не представляют никакой ценности.

В таком случае, вероятно, критик сумел бы переквалифицироваться в простого сборщика данных, предназначенных для выработки объективных суждений, и решился встать на путь искупления грехов перед обществом, в котором как Бетховен сообщил нам почти два века тому назад — он выступал в качестве морально разлагающей и эстетически разрушительной силы.

гленн гульд. избранное. т.1. Музыка в Советском Союзе. part 1.

Музыка в Советском Союзе
Из лекции, прочитанной в Университете Торонто в 1964г. При жизни Гульда не публиковалась.

В наши дни почти невозможно, открыв газету или журнал, не обнаружить там какой-нибудь статьи, касающейся кризиса искусства в СССР. Вспомним хотя бы некоторые недавние заголовки: внезапная опала молодого и знаменитого поэта Е. Евтушенко, бродившего прошлой весной по кофейням в Гринвич-виллидж и читавшего свои поэмы толпе американских битников; затем внезапное дезертирство пианиста В. Ашкенази — история, кажется, полюбовно разрешившаяся, но заставляющая вспомнить о просьбе политического убежища, с которой в прошлом году обратился танцовщик Р. Нуреев.

Сюда же относится и состоявшееся несколько месяцев тому назад первое посещение г. Хрущевым выставки абстрактного искусства. При виде картин он реагировал подобно множеству обманутых в своих ожиданиях зрителей — и на Западе, и на Востоке, — заявив, что и корова хвостом намалевала бы лучше. Подобное мнение вряд ли запомнилось оригинальностью своих упреков, если бы вслед за этим советское Министерство культуры не выступило с напоминанием, что абстрактность всегда рассматривалась как враждебная интересам советского народа, что речь идет о декадентской тенденции, характерной для буржуазного общества, и что художники, творящие в этой манере, должны вспомнить о своем долге: быть понятными простым людям, — и отказаться от эзотерического языка, который народ не в состоянии непосредственно воспринять.
Read more...Collapse )